Юрий Береза: «Если первый российский солдат официально перейдет границу моего государства, мы на Новый год будем в Кремле. Это не шутка»

Юрий Береза: «Если первый российский солдат официально перейдет границу моего государства, мы на Новый год будем в Кремле. Это не шутка»

О батальоне «Днепр» ходит много разговоров и сплетен. Это подразделение называют личной армией Коломойского. О том, так ли это и о самом батальоне рассказывает его командир Юрий Береза.

Юрий Николаевич, чем Вы занимались до того, как стать комбатом?

Я был профессиональным военным. Окончил Днепропетровское зенитно-ракетное училище. Прослужил 16 лет в Вооруженных Силах СССР, России и Украины. Потом 6 лет работал руководителем предприятия инженерной защиты территории города Днепропетровска. В последнее время был заместителем начальника предприятия «Укрводпуть» – занимался безопасностью судоходства на реке Днепр.

Как создавался батальон «Днепр»?

После 26 февраля, когда начались массовые протестные акции, практически ежедневно проводилось вече. Мы вынесли столы и начали записывать людей в добровольческие отряды. Потом сформировался полк национальной защиты – за март в него записалось 5 тысяч человек. Четвертого апреля я был назначен командиром первого батальона и начал его формировать.

Люди пришли в батальон из гражданской жизни или были и действующие сотрудники правоохранительных органов?

Действующих сотрудников милиции было очень мало. В основном пришли патриотично настроенные люди. На 500 человек штатных единиц батальона конкурс был 5 человек на место.

На каком языке они говорят, какое у них образование, откуда они?

Большинство бойцов имеют высшее образование.

Батальон, преимущественно, русскоязычное подразделение.

Представлены, хотя бы одним человеком, все области Украины.

Батальон называют личной армией Коломойского. Какова роль облгосадминистрации в создании батальона?

Если бы у меня не было партнера, как председателя облгосадминистрации, Игоря Коломойского, если не было бы Бориса Филатова, Геннадия Корбана, наверное этого батальона бы не было. Они дали нам возможность быть самостоятельно патриотичными. К тому же, мы не в подчинении Коломойского или облгосадминистрации. Мы в подчинении Министерства внутренних дел. Бойцы батальона имеют статус милиционеров.

Какие события врезались в память за эти несколько месяцев?

Присяга, первый выход на боевое задание, отправка первый людей в зону АТО, первые задержанные, первый бой.

Одно событие я запомню на всю жизнь. Когда мы проводили зачистку от российских наемников возле Донецка, прибежал местный житель. Он пытался попасть в село. Говорил, что там люди трое суток без хлеба и тому подобное. А мы – американские наемники. Нам пришлось его успокоить. Он, пока проходила зачистка, был со мной на командном пункте. По нам стреляли минометы, мы его вытаскивали… Когда все закончилось, бойцы батальона привезли в село хлеб, там его действительно несколько дней не было, Электричества не было, продукты в холодильниках пропали. Люди ели то, что было в погребах.

Он с нами занимался обеспечением. Это после того, что он нас называл американцами и польскими фашистами. Потом он удивился, что мы из Днепропетровска, в основном – русскоязычные.

Потом он меня практически допрашивал: как там, откуда мы. Когда мы свою работу закончили и собрались уезжать, он упал на колени и начал плакать: «Не уезжайте!» Это для меня и радостное, и страшное событие.

Человек, украинец, уроженец Днепропетровска, житель Донецка считал нас американскими фашистами…

Насколько такая ситуация является типичной?

Она типичная. Там действительно нас воспринимают как фашистов. Они ждут, что из автомобиля должны вылезти негры. На танках должен быть американский флаг.

Когда, после зачистки, мы начинаем общаться с жителями, когда они слышат русский язык, иногда доходит до припадков.

Бойцы батальона «Днепр» вооружены украинским оружием, или уже есть и трофейное?

У нас, благодаря «товарища» Жириновского, сейчас много трофейного оружия.

К сожалению, наше МВД нас вооружило только классическими автоматами Калашникова. Остальное мы добываем в боях.

Откройте тайну: сколько у вас этого трофейного оружия? Какой процент в общем количестве?

Треть уже есть.

Таким образом экономите бюджетные деньги. Но с другой стороны: война – войной, а обед – по распорядку. Как обустроен быт бойцов?

По батальону «Днепр» вопросов нет. В пунктах дислокации созданы нормальные бытовые условия.

Будет ли существовать батальон, когда закончатся военные действия? Вернутся в мирную жизнь бойцы, которые пришли помочь Украине в сложный момент?

Я, например, хотел бы вернуться в мирную жизнь. Это – моя мечта. Но, я думаю, что батальон имеет право не существование. Это прообраз подразделения специального назначения. Я бы хотел, чтобы это подразделение осталось.

И раньше, и сейчас люди не доверяют милиции и силовым структурам. Батальон «Днепр – это мечта украинского народа. Это защитники.

То, что мы закладываем сейчас, тот опыт, который мы сейчас имеем, будут актуальными не одно десятилетие.

Я вижу задачи, как минимум, на десятилетие. Сперва – зачистить Восток, потом – освободить Крым. Кубань тоже захвачена, а там много украинцев. Думаю, что батальон «Днепр» потеряет актуальность, когда у нас будет общая граница с Грузией.

Дай Бог, чтобы в этой шутке была доля истины. Такое утверждение может быть воспринято неоднозначно…

Вы напрасно думаете, что я шучу. Если первый российский БТР или солдат официально (сейчас они действуют как воры-грабители), подчеркиваю: официально, перейдет границу моего государства, мы на Новый год будем в Кремле. Это не шутка.

Юрий Николаевич, Вы служили в Вооруженных Силах СССР, России, Украины. Насколько страшна российская армия?

Она не страшна. На самом деле, сейчас, несмотря на то, что Российская Федерация в три раза больше Украины по численности как населения, так и армии, реально количество боевых частей, которые могут что-то делать, у нас сравнялось.

Хочу подчеркнуть, что после начала боевых действий, возникнет много вопросов к руководству России относительно тех «двухсотых», которые лежат в посадках вокруг Донецка. Потери граждан Российской Федерации очень большие – исчисляются уже тысячами. Пока они могли, то вывозили их автомобильными рефрижераторами. Сейчас уже стоит вопрос о том, чтобы вывозить погибших железнодорожными рефрижераторами. Когда пойдут вагоны, то, я думаю, что российский народ (а он не такой глупый, каким его считает господин Путин, российский народ – мудрый) нас поддержит в нашем стремлении водрузить желто-голубое знамя на главной башне Кремля,

Поскольку Вы окончили зенитно-ракетное училище, то у меня возник такой вопрос: «А можно ли сбить какой-то российский военный самолетик, залетевший на нашу территорию?»

Конечно. Очень легко. У нас есть достаточно мощные комплексы, которые можно использовать и против самолетов Российской Федерации. Но я знаю, что не будет приказа на их использование… Там несколько степеней защиты, поэтому без решения высшего руководства что-то сделать невозможно.

К примеру, где-то возле границы с Россией стоит украинский «БУК». Если залетел российский самолет, то его можно сбить?

Технологически сбить самолет легко. И это нужно делать.

Юрий Николаевич, каков Ваш прогноз относительно завершения АТО?

Как только сойдет «зеленка», все сепаратисты и российские наемники будут уничтожены на территории Украины. Как только опадут листья… Они это прекрасно понимают. Они пытаются закрепиться в городах. Но, несмотря на это, у нас, на сегодняшний день есть боевой дух, политическая воля и достаточно ресурсов для того, чтобы их выбить с территории Украины.

Интервью вел Владимир ПРИТЫСКАЧ.